Санкт-Петербургский государственный университет Юридический факультет
 
 
 
Skip Navigation LinksНовостиАрхив новостей
Просмотров: 328
Все новости

«Текст, контекст и подтекст» — когда эффективна лингвистическая экспертиза?

23.11.2018 14:24:03

В Санкт-Петербургском университете состоялся круглый стол «Судебно-лингвистическая экспертиза и ее значение в доказывании по уголовным делам». Участие в мероприятии приняли юристы, лингвисты, следователи и криминалисты. Модераторами встречи стали доценты СПбГУ Наталия Сидорова и Вячеслав Низамов.



Лингвистическая экспертиза исследует продукты речевой деятельности человека в масштабах от одного слова до целого текста. Назначают лингвистическую экспертизу, например, если доказыванию подлежит факт оскорбления чести и достоинства, неуважения к суду, вымогательства, призыв к экстремизму, склонению к террористической деятельности. Эксперты говорят, что, несмотря на наличие утвержденной Минюстом методики производства экспертизы, каждый случай — уникальный и каждый требует различных подходов.

По мнению участников круглого стола, очевидно различаются процессы изучения текста устного — вербализованного — и текста письменного. «В устном тексте есть интонация и сопровождающие его жесты, это тоже необходимо учитывать. В нашей работе интонационный контур позволяет понять специальное оборудование», — рассказала эксперт Экспертно-криминалистического отдела Главного следственного управления Следственного комитета России по Санкт-Петербургу Юлия Емельяненко.

Об использовании лингвистической экспертизы в расследовании дел, связанных с содействием террористической деятельности, рассказал старший следователь Главного следственного управления Следственного комитета России по Санкт-Петербургу Василий Ефимов. Такие преступления всегда происходят в завуалированной форме — вербовка происходит в мессенджерах — и вместо прямых призывов и пропаганды это могут быть религиозные видео, изображения и даже молитвы. Судебные эксперты должны исследовать — что подразумевается в таких роликах и обращениях.

Доцент СПбГУ Светлана Кушниренко подчеркнула: в любой лингвистической экспертизе для принятия решения необходимо учитывать сам текст, но еще и подтекст и контекст — в какой ситуации человек произносил или писал слова и что он имел в виду. В частности, при совершении преступлений коррупционной направленности предмет взятки в речи нередко маскируется.

Доцент СПбГУ Вячеслав Низамов предложил участникам встречи обсудить необходимость и обоснованность назначения экспертизы по некоторым категориям дел. «Например, мне непонятно назначение экспертизы на действия, которые визуализированы — действия облекаются в словесную форму и на это дается заключение, или когда назначается лингвистическая экспертиза на протокол допроса. Такие примеры в практике есть. Относиться к ним однозначно нельзя». Вячеслав Юрьевич подчеркнул, что это — искусственная попытка усилить доказательственное значение, поскольку экспертиза должна добывать, а не фиксировать уже имеющуюся информацию.

Ирина Кузнецова — независимый эксперт-лингвист, научный сотрудник Института Лингвистических исследований РАН заметила, что иногда в своей практике следователи копируют тексты предыдущих допросов, которые проводились на предыдущих этапах — свои или своих коллег, и тогда экспертиза пытается выяснить — созданы ли эти материалы одним лицом, разные ли это тексты или скопированные?

Но, конечно, возникают ситуации, когда лингвистическая экспертиза не может помочь. Так, например, происходит, когда случай касается уголовного разбирательства по делам насилия в отношении несовершеннолетних. Здесь иногда ставится особый вопрос — когда нет доказательств кроме слов самого ребенка не оговорил ли он подозреваемого, но объективно оценить это лингвисты не могут. Ирина Кузнецова заметила, что эксперт может только усмотреть в тексте неискренность сказанного или написанного, но со стопроцентной точностью узнать ложь или оговор — нет. «Долгое время считалось, что ложь связана с негативными эмоциями, которые можно считать из текста, но сейчас стало очевидно, что страх, гнев и тревога не могут быть положены в основу методик — все эти эмоции могут зависеть от стрессоустойчивости несовершеннолетнего, степени погруженности в собственные фантазию и игру и далеко не всегда являются признаком желания солгать.

О практическом значении назначения судебно-лингвистических экспертиз в части установления мотива преступления сообщил заведующий кафедрой уголовного процесса Санкт-Петербургской академии Следственного комитета Российской Федерации Антон Харатишвили.

  

Год публикации